Комментарии к закону 217-ФЗ

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра,

через неделю, через месяц и через год.

А потом объяснить, почему этого не произошло.

Сэр Уинстон Черчилль

О новом законе или кто такие дачники

Ну вот – это, наконец, случилось – закон подписан Президентом. Казалось бы, все вопросы должны отпасть, дискуссии прекратиться, осталось лишь научиться жить под этим новым законом. Правда, вступает он в силу лишь через полтора года, и сразу напрашивается вопрос: зачем надо было так спешить с его принятием, закрыть все площадки публичных обсуждений (если таковые вообще существовали) — чтобы теперь выдохнуть и устроить полуторагодовые «каникулы»? С какой целью, если никаких действий по переходу к новому регулированию закон не предусматривает? Видимо, речь о том, чтобы принять его психологически. Сразу напрашивается мысль, что ничего хорошего дачников-садоводов не ждёт. Так чем же нас в итоге «одарили», чем новый закон принципиально отличается от прежнего?

Бросается в глаза уже название. Если прежний закон был о некоммерческих объединениях садоводов, дачников и огородников, то есть предметом регулирования были юридические лица, то название нового в корне изменилось – это уже закон о ведении гражданами садоводства и огородничества, причём особо подчёркнуто, что для собственных нужд. Иными словами, предметом регулирования, исходя из названия, должны являться именно отношения, возникающие в связи с ведением гражданами указанной деятельности. Прекрасно! Именно это и написано в статье 1 закона.

Однако радоваться рано. Читаем статью 2: Настоящий федеральный закон определяет особенности гражданско-правового положения некоммерческих организаций, создаваемых гражданами для ведения садоводства и огородничества в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Гора родила мышь: мы имеем всё тот же закон об юридических лицах – предмет регулирования не изменился, вторая статья закона противоречит первой и даже названию. Как-то даже и читать далее не хочется после такого начала, однако приходится – нам ведь по этому закону жить… Но уже ясно, что никаких иных отношений, кроме членских, в законе нет и быть не может, ведь упомянутые организации корпоративные, состоящие из членов. Как же в таком случае решена пресловутая проблема «индивидуалов», то есть не состоящих в членах добровольного объединения, однако ведущих садоводство или огородничество на его «территории» – проблема, не в последнюю очередь побудившая к принятию нового закона? Налицо интрига – это уже становится интересным. Мы ведь знаем, как «элегантно» решён этот вопрос Президентом Республики Беларусь: членом можешь ты не быть, но тогда и от участка изволь избавиться, иначе за тебя это другие сделают (Указ Президента РБ от28 января 2008 г. № 50 «О мерах по упорядочению деятельности садоводческих товариществ»).

Ну что ж – законодатель нашёл другой путь, не менее элегантный: можешь не быть членом, и даже участок тебе оставят, только будешь платить взносы в той сумме, какую установит общее собрание членов. То есть главное – это взносы (денежки). Платишь – ну и славно, не платишь – взыщем судом (у Лукашенко ещё проще — через нотариуса). Стоп-стоп, а как же равенство прав граждан независимо от членства и имущественного положения, гарантированное статьёй 19 Конституции РФ? А что такое общее собрание членов? А это, оказывается, орган юридического лица! Что же получается – юридическое лицо, действуя через свой орган, возлагает обязательства на гражданина, не состоящего с ним в отношениях? А как же статья 1 ГК РФ, согласно которой и юридические, и физические лица равны, и в отношениях действуют своей волей и в своих интересах? А тут получается, что воля-то чужая. Так бывает, но это уже отношения не гражданские, а властно-распорядительные. Так что, законом учреждён новый орган власти – товарищество? А не кажется ли уважаемому читателю, что это покушение даже не на кодекс, а на сами основы гражданского права? А ну как подобным правом будут наделены все юридические лица, вплоть до булочных и парикмахерских? Осталось только наделить их территорией.

Да, какая-то интересная получилась загогулина. Но мы пойдём дальше: коль скоро вопросы вызывает уже само название закона и предмет его регулирования, логично хотя бы попытаться разобраться и в этом. Что мы слышали с высоких трибун при обсуждении закона? Цитирую по выступлению депутата О.Д.Валенчука на пленарном заседании Госдумы 15.03.2017 (первое чтение законопроекта): «Ягод садоводы производят 90 %, картофеля — более 60, овощей и фруктов — более 50… ». Ну и красной нитью идёт утверждение, что садоводов у нас — более 60 миллионов. Довеском идут слова о продовольственной безопасности страны, об экологически чистой продукции… Короче, без садоводов мы просто вымрем с голоду, как динозавры, или отравимся израильской морковкой. В этой связи напрашивается первый и очевидный вопрос: если население питается с условных 6 соток (эта цифра — ещё один устойчивый мем), то чем в таком случае занимается Минсельхоз на оставшихся сельхозугодьях и почему в стране, озабоченной продовольственной безопасностью, нет никакого ведомства, отвечающего за садоводство? Пусть не ведомства, но хотя бы отдела какого завалящего? И что это за страна такая, что в ней не село кормит город, а горожане сами себя картофелем обеспечивают? Ведь дачники — это по определению горожане… Да и глаза меня не обманывают: много путешествуя по стране, что-то не вижу я за заборами «6 соток» плантаций, где бы производились те самые 60 % картофеля. В сёлах — вижу, на дачах — нет. А картофель, его ведь в банки не закатаешь, его хранить где-то надо. В городской квартире хранить его негде. Положим, я-то этот вопрос решил чисто инженерным способом, но таких — единицы. Так что извините, Олег Дорианович, но на все ваши слова отвечу словами Станиславского: «Не верю». Это ведь не собрание садоводов, где смету утверждают — давайте доказательства. Да и сам депутат оговорился, что Минсельхоз не верит этим цифрам, и парировал тем, что продукция эта — не товарная, по сводкам не проходит.

Однако так ли это в действительности? Ведь у нас в 2006-м году проводилась Всероссийская сельскохозяйственная перепись, проводятся также выборочные опросы. Логичным было бы и обратиться к этим данным, прежде чем выходить на трибуну, не так ли? Но есть опасность, что в таком случае слова будут уже не такими громкими — электорат не возбудится… Чем специалист отличается от дилетанта? Специалист оперирует и мыслит цифрами. К великому сожалению, в стране, где условные физики опущены до положения париев, на трибунах мы видим в основном «лириков»: артистов, спортсменов, журналистов, юристов. Не хочу сказать ничего обидного в чей-то конкретный адрес, но для них что 60 миллионов, что 60 % — просто звуки. Сам слышал как-то от одного из депутатов такие слова: «Растёт в тригонометрической прогрессии». Важна интонация, с которой это произнесено, а тут артистам и телеведущим нет равных, убедят кого хочешь. Однако, если мы хотим руководствоваться не эмоциями, а фактами, без цифр не обойтись. Посчитать производство ягод, конечно, задача не из простых, а вот с картофелем проще. Есть такая вполне себе авторитетная организация — Картофельный союз. Уж там-то знают об этой культуре всё. Цитирую по его сайту:

Сколько ни старались отучить русского человека сажать картошку, ничего не вышло. По данным Росстата, в 2014 году в России было собрано 31,5 млн тонн картофеля, из которых 25,3 млн тонн (80%) — в хозяйствах населения. В 1990-х показатель и вовсе приближался к 100%: в личных приусадебных хозяйствах, на дачах и огородах в 1993-1997 годах выкапывали по 30-35 млн тонн (пик пришелся на 1995-й).

Это делает РФ третьим по размеру производителем картофеля в мире (8% мирового производства) после Китая (96 млн тонн) и Индии (45 млн тонн). Далее идут Украина (22 млн тонн, данные 2013 года) и США (20 млн тонн).

Точность официальных оценок настораживает: как узнать, сколько в России огородов, да еще как на них растет картошка? В Росстате заверяют, что погрешность если и есть, то небольшая. Подсчеты основаны на итогах Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года (следующая пройдет уже в 2016-м) и дополняются выборочными интервью дважды в год. Согласно им, в РФ 23 млн личных индивидуальных и подсобных хозяйств (65% — в сельских поселениях и 34% — в городских) и 14 млн земельных участков садоводов, огородников и дачников.

В ЛПХ трудится 37-40 млн человек, что, по данным переписи, соответствует численности сельского населения. В садах и огородах — еще около 20 млн. Итого 60 млн человек, почти половина населения. Похожие данные приводит и ФОМ: 51% россиян имеют свой участок, почти все (47%) выращивают там овощи или фрукты, а 37% — картофель. С 2008 года число желающих выращивать увеличилось с 5% до 7%.

Большая часть картофеля, который производит население, выращивается на селе: на дачи, сады и огороды из-за небольшого размера земельных участков приходится не более 14%. В деревне нет источников дополнительного заработка, поэтому выращивание продуктов для себя действительно полезно. Даже с учетом того, что 50% урожая будет выброшено, при медицинской норме индивидуального потребления 110 кг в год с сельских 11 соток можно накормить трех-четырех человек (500 кг) — себя и детей, живущих в городе. А вот дачные 4 сотки прокормят, пожалуй, только того, кто их засеял.

Вот этим цифрам я верю. И садовых участков у нас, оказывается, не 60 млн, а лишь 14, и картофеля на них выращивается не 60 %, а максимум те же 14 %. А если взять Московскую область, то много ли вы видели на дачах картофеля? Так что же в таком случае сделали ораторы (О.Д.Валенчук в этом далеко не оригинален)? А очень просто ни поступили: к дачным участкам приплюсовали участки всех жителей села, вот и получилась такая убедительная картина. При этом с трибун горят о 6 сотках, а обычный размер приусадебного участка в селе — от 15 до 30 соток. От том же говорят и пропорции, извините за прямоту, вранья (это я пишу для тех, кто ещё понимает, что такое пропорция, хотя таких с каждым годом всё меньше). Впрочем, для этих людей приведённые выше цифры в комментариях не нуждаются.

Итак, что мы видим? Мы видим, что вклад дачников в производство сельхозпродукции совсем не так значителен, как его пытаются представить. С какой целью это делается? Полагаю, ответ тоже очевиден, если посмотреть на тех, кто это произносит. Произносят политики, делающие на этом карьеру. И это лишь статичная картина, а я ведь не случайно вынес в эпиграф изречение Черчилля — не меньшую роль играет динамика процесса. Как вы полагаете, производство сельхозпродукции в дачном секторе будет возрастать или падать? Я думаю, ответ очевиден всем, даже с учётом санкций. Если допустить обратное, то это уже национальная катастрофа: полное вымирание села (некуда сбывать продукцию, поскольку город сам себя кормит), а горожане вынуждены трудиться не только по месту основной деятельности, но и ещё и на даче «обеспечивать продовольственную безопасность страны». Неужели такую судьбу пророчат нам депутаты? Страшно ведь становится — вспоминаются голодные послевоенные годы, когда, собственно, и зародилось это «уникальное явление» — любительское «садоводство».

Ровно так же поступает депутат О.Д.Валенчук, по совместительству Председатель Союза садоводов России, с численностью членов своего союза. Не моргнув глазом, он те же мифические 60 миллионов записал в члены союза (пойди — проверь) и выступает теперь от их имени.

У читателя наверняка уже возник вопрос: с какой целью я так подробно этот вопрос рассматриваю? Отвечу китайской пословицей: путь будет очень длинным, если идти не в том направлении. Мне кажется, что именно это и происходит. В лучшем случае мы имеем дело с непониманием (что тоже не удивительно), в худшем — с демагогией, призванной лишь прикрыть истинные цели. Так что же это за «уникальное явление», если посмотреть на него в сегодняшнем виде и хотя бы в ближайшей перспективе?

Я впервые попал за границу в середине 90-х. Это была Болгария. И меня там спросили: «Вот все русские говорят о каких-то дачах, но никто не может объяснить, что это такое». Я покопался в своей памяти, вспомнил школьное «Пригорок Пушкино горбил… » (у меня по случаю как раз там участок был в то время), вспомнил сгоревшую на моих глазах бывшую дачу Шаляпина, доставшуюся какому-то алкоголику и едва не сгоревшему вместе с нею, попытался соотнести это с моими знаниями о жизни в «развитых капиталистических странах», да и ляпнул: «Дача — это вилла». Радости собеседников не было границ: наконец-то они получили понятный ответ: «О, мы знаем, что такое вилла! » Наверное, читатель сейчас улыбнётся, но я предлагаю хотя бы мысленно прокатиться по Рублёво-Успенскому шоссе или любой другой «Рублёвке», какие сейчас образовались вокруг каждого крупного российского города. Разве там стоят не виллы? Ах, да — там строят овощехранилища для хранения той продукции, о которой говорил депутат… Ну и шубохранилища заодно…

Прошу простить мой сарказм — истина, как часто бывает, где-то посередине. Но вот что касается исторической перспективы, то очень бы не хотелось верить, что перманентный кризис доведёт нас до того, что заботой, скажем, сотрудника банка станет выращивание картофеля для собственных нужд. А ведь дача у него, скорее всего, уже есть — хотя бы как ментальный символ благополучия, наравне с персональным автомобилем. Судя по тому, что мы наблюдаем в последние два десятка лет, картина как раз обратная: дача становится местом отдыха, а для многих — местом жительства. Власти же как-то быстро забыли ими же провозглашённую некогда программу «дача — второе жильё». Не за картошкой едут на дачу, а за чистым воздухом и общению с ещё не загаженной природой. Но кто-то по-прежнему — за картошкой, хотя нерентабельность этого процесса становится очевидной даже для самых яростных садоводов. Вот и пустуют некогда заветные 6 соток…

Таким образом, напрашивается второй вывод: когда-то в целом однородное советское общество расслаивается по имущественному уровню. Нет нужды объяснять, что у каждого уровня свои интересы. Пенсионер ещё будет выращивать морковку (если сможет), однако молодым и работающим надо совсем другое: доступное жильё и отдых. Соответственно и отношение к даче будет совсем разным. Первым нужны удобрения, семена и вода для полива, из инфраструктуры — какое-нибудь электричество и такая же дорога, а то и той не надо. Запросы вторых иные и качественно и количественно: питьевая вода, канализация, газ, оборудованные места отдыха и развлечений. Для постоянно проживающих — и того более: транспорт, детские сады и школы, магазины, учреждения культуры. Никакой Америки я тут не открыл — весь этот спектр можно и сейчас воочию наблюдать хотя бы в той же Московской области. Однако впечатление такое, что авторы закона живут где-то в другой стране. Или в нашей же, но лет так 30 назад… Был плохой 66-й закон, давайте примем хороший, но… для той же реальности и для тех же отношений. А их уже нет и быть не может… Если в очередной раз съязвить и попытаться ответить на вопрос болгарских друзей словами авторов закона, то получится примерно следующее: «Дача — это место деятельности юридических лиц», а если словами депутатов, то «зона сельхозпроизводства, где горожане производят большую часть плодоовощной продукции страны». Картина маслом.

Не надо быть провидцем, чтобы понять простое: попытки продолжать ту же концепцию, на которой был построен 66-й закон, обречены на провал. Это рассуждения о некоей общности, соборности, даже семейности садоводов, связанных формальным членством в объединении. Некогда то же пытались делать с колхозами… Имущественное расслоение — страшная вещь, и видеть это можно не только у нас. Разные интересы неизбежно ведут к конфликту, который так и называется — конфликт интересов. Он уже привёл к явлению, которое не обошёл вниманием никто из участвующих в обсуждениях — речь опять об индивидуалах. Закон уделил им много внимания, даже дал какие-то права, однако по сути поставил на них крест. Можно даже не расписывать, почему — об этом довольно красочно сказали и написали многие, причём не стесняясь в эпитетах. Но решило ли это проблему? Разумеется, нет, потому что лечили симптомы, а не болезнь. И неважно, чья партия в итоге победит: партия условных бедных, или же условных богатых. В любом случае выход у проигравших один — расставаться с участком. Сели, получается, не в свои сани. И опять мне возразят: а что в том плохого? Так ведь во всём мире — богатые живут в Беверли-Хиллз, бедные ютятся в фавелах. Но тогда почему этот закон был подан под лозунгом сохранения «уникального явления», если неизбежным следствием такого «сохранения» будет его разрушение? Да и одно дело — вынудить человека продать квартиру, сменив район на более престижный или наоборот, совсем другое — согнать его с земли, политой потом предков и своим собственным. Причем согнать, к гадалке не ходи, наименее социально защищённых, о защите которых так красочно говорят с трибун. В России связь человека с землёй имеет, не побоюсь этого слова, сакральный смысл. В отличие от пресловутой соборности. Что предлагает в этой связи закон? — Ничего. Он предлагает идеальный механизм разрушения: некое большинство проголосовало «за», остальные должны подчиниться. Демократический централизм в действии — кто-то против? Но демократический централизм — это, простите, не демократия, это разновидность тоталитаризма, разрушившего не только колхозы, но и весь социалистический строй. Правда, поняли это лишь единицы, а тут не место для столь глубоких рассуждений.

Так что же такое в конце концов за явление — дача, или, как теперь положено называть — садоводство для собственных нужд? К слову, что же так с дачниками-то обошлись, разжаловав их до садоводов? То-то на Рублёвке ликуют… Я вот бываю в одном дачном посёлке, там родственникам по наследству участочек достался. Площадь — один гектар. Не посёлка, а участка — все участки такие. Грибы в лесу растут, белки по деревьям скачут, на берегу водохранилища. Никто там ни картошку, ни морковку не выращивает — им это просто не нужно. Цветы и газоны… Кому денег не хватает, можно пол участка сдать и жить припеваючи. По ОПФ — потребительский кооператив. Теперь они станут СНТ? Нет, ну я понимаю, что суть отношений от названия не зависит, но ведь не садоводы же они! Тогда кто?

Ответ не надо долго искать, я его уже дал выше, попросту списав с географической карты: посёлок. Не юридическое лицо, а посёлок с названием. Однако это название не числится в реестре населённых пунктов Московской области, оно отражает лишь подлинную сущность явления. Я мог бы долго перечислять фамилии известных и знаменитых людей, имеющих или имевших (люди, к сожалению, не вечны) там недвижимость — их имена носят улицы посёлка. Все ведь знают, что просто так гектар земли никому не давали. А теперь их просто так — в садоводы, ведь существо отношений не зависит от того, гектар земли у владельца или лишь его 1/17? Но у меня гектара нет, а дачников, полагаю, никто не спрашивал и они по Пушкину — безмолствовали, пока с трибун вещали о картошке и соборности. Вот и огребли… Но сущность-то, тут я с авторами согласен, осталась.

Сущность эта проста, и она совсем не в том, в чём её продолжают видеть авторы закона. Не юридическое лицо объединяет этих граждан, а земля, точнее — территория, где компактно расположены участки владельцев. Когда принимали 66-й закон, была допущена, я считаю, роковая ошибка, когда территориальным по сути образованиям был присвоен статус юридического лица — бесплотной фикции. Я об этом говорил на Нулевых чтениях законопроекта в ОПРФ, о том же говорила Главный консультант КС Н.Филипенко: юридическое лицо — лишь средство для решения задач землевладельцев. Или, как это сформулировано в законе о МСУ 131-ФЗ, для решения вопросов местного значения. И от этой сути никуда не деться, потому что она уже висит в воздухе и лезет из всех щелей. Даже в законе, пусть и не сразу, но всё же сформулировали понятие территории, никак не обозначенной в 66-ФЗ и чуть ли не объявленной многими принадлежностью юридического лица (пассаж сам по себе интересный, но это уже достояние истории). Только определи эту территорию весьма оригинально: территория, границы которой определяются в соответствии с утвержденной в отношении этой территории документацией по планировке территории. Масло масленое с приправой из масла — территория без названия, но с документацией. Ещё одно лукавство, потому что формально в законе после долгих дискуссий всё же оторвали эту территорию от юридического лица, позволив гражданам обходиться без него, однако никакого иного статуса ни территории, ни владельцам участков закон не предоставил — они повисли в пространстве. Думаю, что даже мало кто понял эту «революцию»: теперь не садоводы будут жить в СНТ, а СНТ будет обслуживать садоводов. Кто такие «слуги народа», в России никому объяснять не надо. И бьюсь об заклад, что все эти территории получат однозначное название: территория СНТ. Да это прямо и следует из статьи 2 -гора родила ещё одну мышь.

Ещё одной яркой иллюстрацией территориальной сущности этих образований является опубликованный неделю назад Центром стратегических разработок (ЦСР) доклад о проблемах земельных отношений в России «Земля для людей». Цитирую по тексту в «Ъ»: при этом право на застройку в рекреационных поселках предлагается продавать на аукционе. Вот определение территории, отражающее действительную сегодняшнюю сущность: рекреационный посёлок. Я предлагал «садовое (дачное) поселение», что в сути — то же самое. Важны не слова, как с дачниками, а сущность — она в обоих случаях привязана к территории и имеет название. Очевидно, что к нему должен быть приложен и статус.

Следующий вопрос, который должен был бы решить закон — это управление данной территорией. По сути он ключевой, потому что земельные, градостроительные и иные отношения регулируются специальными нормами. Здесь сдвиг произошёл прямо-таки тектонический: создание СНТ закон рассматривает лишь как одну из возможностей управления — правда, уже не территорией, а лишь имуществом общего пользования (ИОП). «Общее пользование» — это такая тонкая вещь, как и вообще всё общее. Живут супруги, всё общее, а как начинают разводиться — тут такое начинается! Но именно развод и предлагает закон, иначе никакого ТСН не получится. Правда, поспешать закон не велит, в переходных положениях (ст. 54) написано: 15. Вопрос о безвозмездной передаче имущества общего пользования садоводческого или огороднического некоммерческого товарищества, являющегося недвижимым имуществом, принадлежащим товариществу на праве собственности, в общую долевую собственность лиц, являющихся собственниками земельных участков, расположенных в границах территории ведения гражданами садоводства или огородничества для собственных нужд, должен быть вынесен на рассмотрение общего собрания членов садоводческого или огороднического некоммерческого товарищества не позднее 1 января 2024 года. Семь лет отведено только на то, чтобы «вынести вопрос на рассмотрение», однако вынести — это ещё не значит решить. Складывается впечатление, что разработчикам приказали решить этот вопрос, вот они его и решили по методу Ходжи Насретдина: то ли шах помрёт, то ли ишак сдохнет. Да и как его решать в ситуации, которая сложилась после стольких шараханий с принадлежностью ИОП и пролонгаций пресловутой «дачной амнистии», в результате чего в некоторых СНТ и поныне собственников лишь единицы? И уж никакой логике не поддаётся определение ИОП в ст. 3, согласно которому принадлежность объектов капстроительства вообще не указана, однако при этом движимые вещи почему-то создаются или приобретаются исключительно для деятельности товарищества. Между прочим, энергетики, а за ними и Росреестр не считают электросети НН объектами капстроительства (недвижимостью)…

Сдаётся мне, утверждение о том, что СНТ является видом ТСН, так и останется декларацией, особенно в свете недавнего (года не минуло) Постановления КС от 10 ноября 2016 г. N 23-П, которым КС констатировал, образно выражаясь, что малоэтажная застройка — это не «многоэтажный дом, положенный набок». Имущественные отношения — совсем иные. И очень я опасаюсь, что уважаемый проф. Суханов — руководитель рабочей группы по реформированию главы IV ГК РФ — прольёт ещё одну горькую слезу, потому что не успели высохнуть чернила на поправках, как мы увидели то, с чем так пытался бороться профессор: не предусмотренную ГК форму юридического лица, деликатно названную «видом» (о, великий и могучий!).Точнее, старую, которую хотели уничтожить. Как тут не вспомнить незабвенное: «А получилось — как всегда». Всё тот же слегка перелицованный 66-ФЗ. Правда, исчезли партнёрства, дачники, садоводческие кооперативы, однако ТСН, думаю, не получится. К чему тогда этот закон?

Такой же пустой декларацией останется, уверен, статья 6, позволяющая вести садоводство и огородничество без создания товарищества. За огородничество ручаться не буду — для выращивания картошки, вопреки уверениям депутата Валенчука, товарищество не очень нужно. А вот что касается «рекреационных посёлков» (не правда ли, точное название?), то представить их без общего имущества невозможно, как и без в той или иной степени постоянных жителей. Всем этим надо управлять. Как? Закон даёт такой же лаконичный ответ, как и по всем вопросам, не повторяющим в той или иной степени 66-ФЗ: Граждане, осуществляющие ведение садоводства или огородничества без создания товарищества, осуществляют свою деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе самостоятельно взаимодействуют с органами государственной власти, органами местного самоуправления и иными организациями, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации. Ну так давайте и посмотрим, что нам в этой связи предлагает законодательство Российской Федерации.

Итак, что мы имеем? Мы имеем территорию, границы которой определяются в соответствии с утвержденной в отношении этой территории документацией по планировке территории. Имеем владельцев участков на этой территории, даже не имеющей названия. Нет названия — нет статуса. Грубо говоря, имеем толпу, а если деликатнее, то совокупность соседствующих граждан, не связанных ничем, кроме строки в адресе (и то, если его присвоят на территории без статуса). Я опять невольно скатываюсь в сарказм, потому что ровно в таком положении я нахожусь уже в течение многих лет, и эта поза мне знакома, как никому, возможно, иному. Даже более: территория имеет статус деревни, есть адреса, однако на этом всё и заканчивается. Эксперимент. который нам предлагает провести на себе законодатель, уже был задуман ещё в конце 80-х как федеральная Программа по возрождению малых и исчезающих деревень. Не удивлюсь, если жертвой этой задумки стали только мы, потому что её ещё и не начали реализовывать, как развалился СССР. Но мы успели… Суть программы заключалась в том, чтобы дать землю для ИЖС в таких деревнях жителям города, а финансовое обеспечение строительства поручить предприятиям и министерствам. Так сказать, отдать долги селу… В итоге эти долги нам пришлось отдавать из собственных карманов, и это продолжается по сей день. У меня даже хранится письмо главы поселения, адресованное Полномочному представителю Президента, где она пишет, что «деревня является неперспективной», поэтому все обязанности в отношении неё администрация с себя сняла. Как вы полагаете, в отношении садоводов она напишет иное? Так что тем, кто с вожделением смотрит в сторону ОМСУ, я уже в который раз скажу то же, что сказала глава нашего поселения — будем реалистами. Без явно выраженной воли государства рассчитывать на управление со стороны МСУ бесконечно наивно — мы для них чужие. Вот в Болгарии, где я недавно между делом изучал и этот вопрос, выражаются более деликатно: именуют гостями и учитывают интересы гостей в своих программах. Гости — они ведь деньги приносят… У нас тоже приносят, но в законе об этом — ни слова. Видимо, по принципу «да куда вы денетесь с подводной лодки», вы же якорем привязаны к своей земле — платите налоги и не рыпайтесь. А на все вопросы ответ один: «Вы за нас не голосуете».

Так какие ещё возможности предлагает нам «действующее законодательство»? Речь, напомню, идёт в первую очередь о решении общих вопросов — создании и содержании ИОП. ГК предлагает договор, в том числе договор простого товарищества. Договориться, как известно, можно всегда и обо всём, однако, к сожалению, не со всеми. А вот пользоваться ИОП будут все. Эта проблема только лишь начала намечаться в лице пресловутых индивидуалов, и посмотрите, какой всплеск негодования это вызвало, какими только эпитетами этих людей не награждали. А тут предлагается всем стать индивидуалами и договариваться? В семье-то договориться не все могут…

А нам ведь проще: закон о МСУ предусматривает такую форму местного самоуправления, как ТОС — территориальное общественное самоуправление. Чем же оно отличается от юридического лица? А только одним: юридическое лицо состоит из членов (избранных), а ТОС — из граждан на территории. Без ярлыков членов и индивидуалов. Все равны и все равнообязаны — разве не это декларируют авторы закона? Мы пытались это оформить, но даже эту инициативу администрация нам зарубила. И законодатель тоже не пошёл по этому, вроде бы очевидному, пути. А ведь это единственный способ уйти от так называемых «трёхчленных» объединений, в которые более никого не принимают. Всё, что сделано в ходе работы над проектом — число учредителей увеличили аж до 7. Однако в законе нет ни слова об обязанности принимать в члены кого бы то ни было ещё… Объяснить такое я могу лишь одним: власть в принципе против самоуправления, то есть формирования органов управления территориями снизу. А ведь садово-дачные объединения при всех их недостатках являют собой едва ли не единственный пример реально самоуправляемых территорий, и эту ветвь можно было бы развивать и совершенствовать, но именно как территориальное самоуправление. Увы и увы… Так для кого же принят закон: для народа, или же для учредителей тех самых «семичленных» объединений? Три или семь — большая разница?

И это при том, что наша страна ещё в 1998 году, буквально за неделю до принятия 66-ФЗ, ратифицировала Европейскую хартию местного самоуправления. Прочтите — она короткая. Именно на её основе был принят 131-ФЗ. Принят, но дачникам (садоводам, гостям, понаехавшим...) в нём места не нашлось. Не нашлось самоуправлению места и в новом законе. Возможно, кто-то подумает, что я зарапортовался и сам себе противоречу: разве объединение не является самоуправлением? Отвечу: нет и ещё раз нет, потому что юридическое лицо состоит из членов и самоуправляются только они, а для индивидуалов это уже управление внешнее. И управлять не принадлежащим ему имуществом юридическое лицо вправе лишь по договору с собственниками. Как это и прописано в ЖК РФ. Но для этого в законе должно быть указано, что эти собственники составляют гражданско-правовое сообщество, правомочное проводить собрания и принимать решения, в том числе по созданию ТСН, найму управляющей организации, распоряжению общим имуществом и т.п. Садоводам в таком праве отказано. СНТ (ТСН) создают любые граждане числом не менее семи. Остальные оказываются, как и ныне, лишь в статусе «ведущих хозяйство на территории». Проще говоря, гостей или приживалок. При этом совершенно очевидно, что авторы сами поняли эту нелепость и сделали некоторые реверансы в сторону индивидуалов, предоставив им ограниченные права, при этом предварительно отняв общегражданские. И всё бы ничего, если бы речь шла об одном-двух-десятке «отщепенцев», а ежели наоборот: 7 учредителей и 700 «отщепенцев»?

Что можно сказать в итоге? Есть довольные отдельными положениями закона — в основном это касается обязанности индивидуалов «платить за всё наравне». Насколько это согласуется с общими принципами права, я уже написал выше, но суть даже не в этом. Тем самым просто ликвидировали это «позорное явление, разрушающее нашу соборность». Конституция дама стойкая — не заплачет. У Лукашенко же не заплакала? Правда, Лукашенко так же бесцеремонно поступил и с энергетиками, обязав их принимать сети садоводов, У нас только господин Медведев что-то пообещал, однако тут же и забыл — занятой он человек… Остальные, похоже, не решились тронуть святое. С большим трудом удалось отбить поддержку властью, однако, как и в прежнем законе, власть лишь «вправе», но не обязана. Что это означает на практике, мы тоже уже знаем. В прочем же законом недовольны все, хотя и по разным, порой даже противоположным, основаниям.За исключением тех, кто к этому не имеет никакого отношения (при этом выступая от имени народа), да руководителей и сотрудников Союзов, имеющих с этого профит. Ну и тех, разумеется, кто по закону не жил и жить не собирается. Долго ли такой закон проживёт? — Вряд ли. И уж точно не решит годами копившихся проблем. Возможно, поэтому и вступление его в силу отсрочили: пока все ляпы вылезут на поверхность, чиновники уже сменятся? Как и с 66-м было — он же дитя без родителей, сын полка…

PS Потратил целый день на эту статью, а вечером в метро мне всучили «Вечёрку» (№ 70 за 3 августа 2017), и там написано буквально следующее: «В первую очередь всеми вопросами, связанными с новым законодательством, занимается руководство вашего садоводческого или огороднического товарищества. Эти вопросы практически не касаются простых дачников».
Подробнее: http://www.vm.ru/news/403636.html

Вся суть закона — в одной откровенной фразе. Много шума из ничего.

+3
474
18:34
+1
Статья прошлась по тем язвам и нарывам, которые так и не смогли излечить законодатели, готовя в обстановке строжайшей секретности новый дачный закон и акцентируя внимание общественности на второстепенных деталях.
А и трудно, наверное, излечить, коль желания нет…
Хорошая статья, спасибо автору за Правду!
Татьяна
03:10
+1
Если новым законом о садоводстве и огородничестве «для собственных нужд» не довольны даже садоводы, то что чувствуют владельцы старо-дачных хвойно-лесных земельных участков, на которых выращивание картошки принципиально невозможно?.. По разным направлениям ближнего Подмосковья есть старо-дачные поселки, созданные еще в двадцатых — тридцатых годах прошлого века., в виде дачно-строительных кооперативов или в виде подарка Сталина государственной, военной, творческой, научной элите того времени., например, писательский поселок в Переделкине В настоящее время старо-дачные участки объединены в дачные некоммерческие товарищества граждан, иногда чисто формально. В нашем ДНТГ «Первомайский поселок», расположенном в границах городского поселения Быково Раменского района (18-20 км от МКАД) все земельные участки расположены на улицах и переулках, принадлежащих городскому поселению, нет общей подачи воды, электричества, газа. Каждый собственник сам решат вопросы водоснабжения, водоотведения, отопления, газификации, каналицации, вентиляции, пожарной безопасности, охраны, страховки. в меру своих материальных возможностей. На некоторых участках сохранились старые типовые одноэтажные дачные дома размером 6 на 8 м со стенами из теса и фанеры под 4-х скатной крышей застройки начала тридцатых годов. Никаких удобств в доме кроме электричества в советский период.не было предусмотрено. Кроме дачного дома на участках 26-30 соток можно было построить сарай, летнюю кухню, душевую, скважину. Хвойные деревья, как и сам участок, представляли государственную собственность и тщательно охранялись государством. Получить разрешение на выруб хотя бы одного дерева было так же трудно, как и на строительство.или реконструкцию дачного дома. Даже в самые голодные и холодные военные и послевоенные годы вековые сосны и ели не вырубались ни пользователями участков, ни государством. А для высаживания картошки разрешалось раскапывать часть дороги вдоль забора.Строительный бум начался после приватизации и появления рынка стройматериалов в девяностые годы и продолжается до сих пор…
Какую же судьбу уготовили законотворцы нашим лесным дачным участкам, последовательно выводя из российского законодательства ( Гражданского, градостроительного, земельного, жилищного кодекса и ряда федеральных законов, включая важнейшие и новейшие законы, такие как закон о кадастровой деятельности и, главное, о регистрации недвижимости, вступивший в силу с 01.01 2017 г таких слов и словосочетаний, как " дачное хозяйство, дачный земельный участок, для ведения дачного хозяйства, дачное объединение граждан, дачный кооператив, дачное некоммерческое товарищество, дачный дом, дача ". Не забыли даже закон об ипотеке под залог недвижимости: из видов недвижимости для ипотеки вывели дачу и дачный дом. Под садовый дом можно взять ипотеку, а под дачу, дачный дом уже нельзя. С 01.01. 2019 г такого вида недвижимости, как дачный земельный участок, дачный дом, дача, в российском законодательстве не будет. Земельные участки с разрешенным использованием " под дачный участок", «под дачное хозяйство », «для ведения дачного хозяйства» есть в Кадастре недвижимости, есть в ЕГРП, ЕГРН, но из текста соответствующих законов для какой-то тайной цели они исключены. Так, из 49 статьи закона о регистрации недвижимости «Особенности регистрации земельных участков под личное подсобное, дачное хозяйство, садоводство, огородничество и индивидуальное жилищное строительство» слово «дачное» из названия и из текста статьи выведено. Единственно из чего «дачное хозяйство» пока не выведено, это 32 глава налогового кодекса «Налогообложение имущества физических лиц». Вряд ли забыли, но решили не путать пока налоговиков.
Я не удивлюсь, если через некоторое время появится закон о садоводстве в Московской области типа московской «реновации»: из старо-дачных земельных участков нас будут переселять на открытые солнцу новые садовые участки, подальше от Москвы, но зато пригодные для выращивания картошки. До выхода рассматриваемого " антидачного" закона старо-дачные лесные земельные участки и расположенные на них дома на рынке загородной недвижимости ценились намного выше садовых участков того же неправления. По мере ознакомления потенциальных покупателей с этим законом спрос на них будет падать, и рыночные цены за полтора года могут упасть на порядок, что и требуется в случае изъятия земельных участков для муниципальных нужд по инициативе некоторых организаций, список которых утверждается Правительством РФ, в соответствии с нововведениями в земельный кодекс федеральным законом 499 от 2014 г При принудительном изъятии земельных участков собственность на земельные участки может переходить не только государству или муниципалитету, но и тем организациям, которые инициировали изъятие, т.е Газпрому, Росневти, РЖД и пр. Население государства, находящегося под санкциями, должно выращивать картошку, а кто не может или не хочет, получит скромное денежное возмещение, а из объединенных лесных участков ближнего Подмосковья с развитой инфраструктурой получатся отличные приусадебные участки современной элиты. Под видом стимулирования садоводства и огородничества идет подготовка к изъятию дачных земельных участков — переходу собственности от наследников старой элиты к новой элите. Другого смысла в упразднении понятия «дача» и ее производных, существующих в России больше ста лет, из российского законодательства я не вижу.
В своей статье Вы не касались этого вопроса. Хотелось бы узнать Ваше мнение.
Загрузка...

Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе главных новостей для дачников.